Библиотечный блог методиста

суббота, 27 августа 2011 г.

Великие писатели нашего времени. II. Мэтры

Журнал Timeout  выбрал 30 писателей, которые претендуют на место в школьной программе по литературе для наших внуков.

 II. Мэтры. Их влияние и авторитет бесспорны.

Борис Акунин (р. 1956)
Тоже пример «позднего старта». Беллетристом Борисом Акуниным японист Григорий Чхартишвили сделался после сорока. Псевдоним, хоть и игровой («акунин» по-японски – «злодей»), был выбран по серьезным соображениям: Григорий стеснялся объявить своим высокоинтеллектуальным колегам по журналу «Иностранная литература», что пописывает детективчики про красавца-мужчину с усиками. Тем временем в литературных кругах ходят устойчивые «мнения», что еще два загадочных автора с инициалами АБ – Анатолий Брусникин и Анна Борисова — это на самом деле «псевдонимы псевдонима», тоже сайд-проекты Чхартишвили. Если это так, то он превосходит продуктивностью Дмитрия Быкова.
Главные книги: «Статский советник», 1999, «Алмазная колесница», 2003

Эдуард Лимонов (р. 1943)
Отнесение этого плодовитого, темпераментного и оказавшего немалое воздействие на последующих русских сочинителей (например, на Прилепина) автора к «мэтрам», а не к «классикам» продиктовано уважением к личности самого писателя. Уж кем-кем, а забронзовевшим классиком неугомонный плейбой и трибун точно быть не собирается. Достигнув «известного возраста, когда мужчина опять становится похотлив, как подросток», снова начал публиковать «отчасти эротические, отчасти порнографические» стихи. Этим сочинениям войти в школьную программу едва ли грозит.
Главные книги: «Это я, Эдичка», 1979, «Священные монстры», 2004

Людмила Улицкая (р. 1943)
Писать прозу стала, когда ей было уже за сорок, публиковаться – за пятьдесят. После шестидесяти на нее пролился дождь всевозможных наград и первых мест в рейтингах продаж. «Сначала вырастила детей, потом стала писателем», – говорит Улицкая. С этим, видимо, и связан гипнотический эффект ее романов и рассказов. Злые языки сравнивают их с ситуацией, когда женщина заходит к соседке на минутку за лаврушкой и спохватывается через два часа трепа обо всем и ни о чем. Впрочем, лучшие произведения Улицкой к одному «эффекту лаврушки» не сведешь.
Главные книги: «Сонечка», 1995, «Даниэль Штайн, переводчик», 2006

Владимир Сорокин (р. 1955)
Зубр московского концептуализма, чьи ранние тексты до сих пор невозможно читать без содрогания, а возвышенную «ледяную трилогию» («Лед», «Путь Бро», «23000») – без изумления, в последние годы стремительно превращается именно что в мэтра. Переломной точкой стала повесть «День опричника» (2006), в которой отразился не только личный опыт беспрецедентного давления со стороны полугосударственных структур вроде «Идущих вместе», но и философская, другого слова не подберешь, экстраполяция этого опыта. Сорокин – единственный из современных писателей автор либретто оперы, идущей в Большой театре. «Дети Розенталя» посвящены клонам и проблемам клонирования. В пристальном внимании к этой теме, очевидно, отразился другой личный опыт Сорокина – отца дочек-близняшек.
Главные книги: «День опричника», 2006, «Метель», 2010

Виктор Пелевин (р. 1962)
Самый молодой и самый бесспорный из упоминаемых здесь мэтров. Нигде так ярко и беспощадно не описан путь думающей российской молодежи 1980–1990-х из трепетных творцов в циничные «криейторы». И это несмотря на то, что, по уверению самого Пелевина, действие его текстов разворачивается «в абсолютной пустоте». Пелевин последовательно избегает публичных жестов, и в его случае это приносит плоды. Достаточно сказать, что главная интрига на майском вручении премии «Нацбест десятилетия» заключалась не в том, кто получит премию (и причитающиеся к ней 100000 долларов), а явится ли Пелевин.
Главные книги: «Принц Госплана», 1991, «Чапаев и Пустота», 1996

Людмила Петрушевская (р. 1938)
Профессиональный драматург и писатель, всю жизнь проживающая в образе эдакой Джельсомины – нелепого и трогательного персонажа Джульетты Мазины из «Дороги» Феллини. И пьесы, и проза ее, и даже сказки являются прямым продолжением и углублением этого жизнестроительного амплуа. Герои ее, и особенно героини, нелепы, трагичны в своей обыденности – и вызывают глубокое сострадание. В том возрасте, когда даже дамам становится снова прилично о нем напоминать, на восьмом десятке, Людмила Стефановна дебютировала в качестве певицы кабаре. И ее шоу в интеллектуальных московских клубах стали пользоваться огромным успехом.
Главные книги: «Квартира Коломбины», 2007, «Бессмертная любовь», 2008

Леонид Юзефович (р. 1947)
Писательская судьба его причудлива. После возникновения в 2000 году бума Акунина у редакторов и критиков словно пелена с глаз спала, и все закричали: позвольте, так ведь у нас уже есть ретродетективы! Про сыщика Путилина, их Юзефович аж с конца восьмидесятых пишет! С «Князем ветра» он даже стал в 2001-м самым первым лауреатом новоучрежденной премии «Нацбест». Но подлинное признание читателей и уважение коллег принесли ему не детективы, а романы, посвященные другим временам и нравам: «Журавли и карлики» – романная история трех русских самозванцев («Большая книга» 2009) и «Самодержец пустыни» – документальный роман о жестоком мистике-практике бароне Унгерне (1993, 2010 – расширенная и переработанная версия).
Главная книга: «Самодержец пустыни», 1993

Читать еще:
Великие писатели нашего времени. I. «Актуальные», или «Пубертатные»
Великие писатели нашего времени. III. «Премиальные авторы»
Великие писатели нашего времени. IV. Беллетристы

2 комментария:

  1. Ничего то я в жизни не понимаю! Неужели "Эдичку", пусть даже в горячечном бреду, можно внукам порекомендовать?!!!

    А Улицкая, вот увидите, будет классиком нашего времени. И в программу войдет обязательно. Я верю.

    ОтветитьУдалить

Моя книжная полка

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Лицензия Creative Commons
Произведение «Библиомания» созданное автором по имени Огнева Ирина, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution-ShareAlike» («Атрибуция — На тех же условиях») 3.0 Непортированная.