Библиотечный блог методиста

пятница, 24 декабря 2010 г.

Итоги нулевых: 25 цитат о 2000-х

Bookmix.ru

Итоги нулевых 25 цитат 2000-х





«Афиша» выбрала 25 фрагментов из книг, которые лучше всего описывают происходившее в России в последние 10 лет.
1. «— Кто этот маленький человек, похожий на шахматного офицера? — повторил вопрос Белосельцев. — Это Избранник».
Александр Проханов «Господин Гексоген» (2002)

2. «Ты спрашиваешь, как здесь дела. Если коротко, надежда на то, что обступившее со всех сторон коричневое море состоит из шоколада, тает даже у самых закаленных оптимистов. Причем, как остроумно замечает реклама, тает не в руках, а во рту».
Виктор Пелевин «Священная книга оборотня» (2004)

3. «Еще недавно будущее представляли, читая Герберта Уэллса. Теперь – читая Ирвина Уэлша».
nobody01@inbox.ru «Мертвые могут танцевать» (2005)

4. «— Владимир Владимирович, я хотел сообщить по наработочке по Роснефти.
— Игорь, ты не понял. На хер Роснефть, что там, нефть закончилась? Не закончилась? Не о чем и говорить, занимайся, вечером доложишь. Я твоя Роснефть, Игорь, мной занимайся. И каждый день докладывай».
Сергей Доренко «2008» (2005)

5. «То, что филолог, а сегодня каждый интеллигентный человек филолог (в противном случае он мудак), знает о языке, заставляет его молчать».
Александр Дугин «Поп-культура и знаки времени» (2005)

6. «Она и есть та стена, в честь которой поименована кривая и узкая нью-йоркская улочка. Легендарная Уолл-стрит. В действительности мы имеем взамен миллионов и звезд с неба только деловитое, жестяное распоряжение: «лицом к стене». Лицом к стене — вот русский Уолл-стрит».
Андрей Рубанов «Сажайте, и вырастет» (2005)

7. «Представляется очевидным, что повсеместное выступление сыпи из квадратиков, загогулин и закорючек на теле мира, повсеместное вытесенение христианского сознания сознанием языческим, явилось первым симптомом изменений, происходивших со старым миром — эти изменения обозначили конец старого порядка и ввергли общество в европейскую гражданскую войну».
Максим Кантор «Учебник рисования» (2006)

8. «Причина, — догадывается Крылов, — ровно та же, что у Великой Октябрьской социалистической революции… Верхи не могут, низы не хотят. Только у нас, в нашем времени, нет оформленных сил, которые могли бы выразить собой эту ситуацию. Поэтому будут использоваться формы столетней давности — как самые адекватные. Пусть они даже ненастоящие, фальшивые. Но у истории на них рефлекс существует. Конфликт сам опознает ряженых как участников конфликта. Конфликт все время существует, еще с девяностых. Но пока нет этих тряпок — революционных шинелей, галифе, кожанов, конфликту не в чем выйти в люди. Он спит».
Ольга Славникова «2017» (2006)

9. «Бальдр еще говорил, что культурой анонимной диктатуры является гламур. — Не культурой, — поправил Калдавашкин, подняв пальчик, — а идеологией. Культурой анонимной диктатуры является развитой постмодернизм».
Виктор Пелевин «Empire V» (2006)

10. «Долой хозяев! Пусть к власти придут гости — гости из будущего, например. Гости из параллельных миров. Гости из перпендикулярных миров. Россией должен управлять величественный старец, а не молодые энергичные управленцы! В пизду эту суетливую юркость, эту готовность обоссаться от восторга от одного лишь слова «бабло», эту склонность разрушать все древнее и прекрасное, облагороженное течением времен, и заменять это виповым новостроечным говном...»
Павел Пепперштейн «Военные рассказы» (2006)

11. «И самое главное, я очень хочу, чтобы здесь все изменилось: чтобы лицом русской моды был Том Форд, а не Зайцев, чтобы нашу музыку ассоциировали не с Пугачевой, а с «И-2», чтобы все угорали не над шутками Галкина или Коклюшкина, а над юмором Монти Пайтона. И все от этого будет только лучше, поверь мне».
Сергей Минаев «Духless. Повесть о ненастоящем человеке» (2006)

12. «Что с Россией будет? Молчит, смотрит внимательно. Жду с трепетом. — Будет ничего».
Владимир Сорокин «День опричника» (2006)

13. «В голове, странно единые, жили два ощущения: все скоро, вот-вот прекратится, и — ничего не кончится, так и будет дальше, только так».
Захар Прилепин «Санькя» (2006)

14. «Сам же я сидел в кожаном кресле: слева — огромный монитор, справа — огромный хумидор; по центру — клавиатура, пепельница и батарея телефонов. Мне, двадцатисемилетнему, капитал виделся пятой и основной стихией, связующей и оплодотворяющей четыре прочих: землю, воду, огонь и воздух. Определенная категория моих знакомых - в основном, криминалитет — прямо именовала деньги "воздухом". И то, и другое рассматривалось как первейшее условие жизни. Впрочем, я так толком и не продышался. Последовал арест. Монитор изъяли. Хумидор сп...или».
Андрей Рубанов «Великая мечта» (2007)

15. «Эту ситуацию Моржов называл несколько милитаристски — KB: Кризис Вербальности. Суть его была в том, что слово потеряло способность становиться Делом. Формулируя наукообразно, язык перестал быть транслятором ценностей. Остался просто средством коммуникации. Теперь в каждой фразе приходилось искать подтекст, а для объяснения разговора требовался литературовед. Слово обесценилось. На что оно нужно, если оно может обозначать все, что угодно? Если в качестве фигового листка оно прикрывает откровенный срам?»
Алексей Иванов «Блуда и МУДО» (2007)

16. «При совершенной безопасности, при полном отсутствии внешней угрозы, при окончательной невозможности конца света, которым питалось старшее поколение и который сейчас обернулся пшиком, повсюду тем не менее был разлит страх. Ежедневный страх вокруг стыл студнем, дрожа зыбкой, густой безвоздушной массой. Люди уже нечувствительные к обнищанию, к ежедневному мороку тщеты боялись неизвестно чего, но боялись остро, беспокойно. Действовал закон сохранения страха. Боялись не отдаленных инстанций, не абстракций властного мира, а конкретного быта, конкретных гаишников, конкретного хамства, конкретного надругательства, вторжения. Причем это была не просто боязнь. Через эти заземленные страхи проходил мощный поток непостижимого ужаса. Пустота впереди, пустота под ногами, память о будущем у общества и тем более власти: меры ноль. Страна никому, кроме Бога, не нужна. Все попытки обратиться к Нему окунают в пустоту суеверия».
Александр Иличевский «Матисс» (2007)

17. «Никто не возьмет паузу. Нельзя. Надо бежать, действовать, функционировать, строить дома, рожать сыновей, сажать деревья, преобразовывать мир. А кроме того — деньги делать».
Андрей Рубанов «Готовься к войне» (2008)

18. «Денег в какой-то момент стало больше, чем нужно на выживание, но меньше, чем нужно, чтобы заставить их работать, вложить в квартиры или в дело, и очевидной сделалась невозможность перепрыгнуть в другой имущественный ряд: стало понятно, что все останутся там, где их застигло стабильностью. С тоски непрерывно закупались и жрали».
Дмитрий Быков «Списанные» (2008)

19. «ГАИ — единственная нескомпрометированная общенациональная сила, которая соборно воплощает дух нашего тороватого и своеобычного народа, не похожего на другие народы Европы. Каждый, кто видел дачу или дом сотрудника ГАИ, знает — мы умеем жить. Обещаю, что так же будет жить вся страна. Каждой русской семье — по знаку «скорость сорок километров», хе-хе, это, конечно, была шутка, дорогие друзья».
Виктор Пелевин «П5» (2008)

20. «— Самое слабое место во всей этой истории, — со знанием дела покачала она головой, — это кокаин. Понимаешь? Кокаин — это не то. Это даже не девяностые, это абсолютные восьмидесятые. Кому сейчас нужен этот кокаин, кроме пенсионеров рок-н-ролла, мелких клерков и новых недоразвитых стран третьего мира? Лучше бы он у вас тонну... тонну меркурохрома, что ли, оставил. Или полония-210».
Сергей Болмат «Близкие люди» (2008)

21. «Власть отвратительна, как пейсы Соловьева».
Виктор Пелевин «t» (2009)

22. «Героями десятилетия стали не съехавшие рейверы, которые просыпаются с закатом и способны на глаз отличить качественные амфетамины от некачествнных, а просто улыбчивые и дорого одетые люди. Модные мужчины и девушки с чисто вымытыми уложенными волосами. Культурой в клубах больше не пахло, но новый запах нравился посетителям гораздо больше. Всем хотелось забыть о том, что мечта 1990-х оказадась такой же подставой, как и все прочие мечты. Так что жизнь нужно прожить просто приятно».
Илья Стогоff «2010 A.D.» (2009)

23. «Катилась жизнь под откос стремительно и неостановимо. И лишь огрубение души, какой-то, пусть слабенький, но панцирь на ней не давал отчаяться, свалиться и умереть. Да, может и хорошо бы вот так умереть, как древние греки или былинные русские богатыри, но не получалось. Приходилось мучиться дальше и дальше, и неизвестно зачем».
Роман Сенчин «Елтышевы» (2009)

24. «Монархия, Семен, оставила нам собор Василия Блаженного. А нынешний уклад оставит в лучшем случае бложок Василия Заборного. И то не факт, потому что сервер, на котором он рассупонился, могут в любой момент увезти в прокуратуру на простом мотоицкле с коляской».
Виктор Пелевин «Ананасная вода для прекрасной дамы» (2010)

25. «В вагонах бюсты, в вагонах — люстры,
В вагонах раки жуют министров,
В вагонах быстрых летают ящеры,
А мне не страшно, я — некурящий».
Юрий Мамлеев «Другой» (2006)



Источник: BookMix.ru

Моя книжная полка

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...
Лицензия Creative Commons
Произведение «Библиомания» созданное автором по имени Огнева Ирина, публикуется на условиях лицензии Creative Commons «Attribution-ShareAlike» («Атрибуция — На тех же условиях») 3.0 Непортированная.